Уже все придумано

Уже все придумано, уже все написано,
Осталось лишь вcпомнить где лежит и найти,
Кто-то родился девочкой лысою,
А кто-то родился пупом Земли.

Так сладко винить в неудачах случайность!
Но если не Бог и не Дьявол, то кто?
Ты знаешь, успех ведь любит отчаянных,
А трусам не светит почти ничего.

Успех, считай, смысл всей твоей жизни
Пред ним меркнет свет небесных богов.
Но ждать от тебя смысла нет героизма,
Ведь ты, как не странно, потомок рабов.

Исцелить невозможно рабскую сущность
И это проклятье с тобой навсегда
И пусть ты имеешь иную наружность,
Но внутри ты составлен весь из дерьма.

Я словом исцелить могу

Я словом исцелить могу,
А могу и ранить…
Но вас лечить я не хочу,
А лишь хочу — ударить.

Но стих сей этот не о вас,
Уж, больно, много чести…
Прошу, уйдите с моих глаз,
Вы мне не интересны.

Талантливых людей полно,
Но где же их творенья?
Куда не глянь, везде… авно…
О том стихотворение.

Аист летит

Зародился новый мир
В животе у бабы
Зацелованный до дыр
И ему все рады.

Все соскучились и ждут —
Чудо здесь вершится,
Вот уже волхвы идут — Скоро он родится.

Никто не спит

Город Тверь,
Лицом об дверь,
Ну и что теперь?

В ночи Христос,
Визит нанес — Повержен зверь.

Дорога

Долгая дорога у нас с тобой дружок,
Хотя, я вижу ты давно уж изнемог.
Туман густой спустился, запеленав глаза,
Нельзя остановиться и в бок свернуть нельзя.

Стороны

Дресс Код для гостей — трико и тельняшка,
Сегодня пьем водку и жрем колбасу,
На кухне в ведре помойном вкусняшки,
Сейчас из сортира говна принесу.

Нахуй!

Кто-то обожает чисто давать,
А кто-то любит чисто трахать
А я люблю всех посылать
Не куда-нибудь, а сразу нахуй.

Весна

Апрель по нам ударил смертельным ураганом
Повалены деревья, разрушены дома
Как будто по Земле ступают великаны,
Внезапно пробудившись от векового сна.

Людей хватают чьи-то невидимые руки
И в миг их разрывают на мелкие куски,
Как будто бы стихия с ума сошла от скуки,
А те, кто жив, бормочут: « Господи, прости…».

Но небеса оглохли и никого не слышат,
Стихия жаждет кровью насытиться сполна,
Сильнее ветер дует, с домов сдувая крыши,
Вот так весна вступает в законные права!

Моя родина

Меня огорчают соплеменники на бытовом уровне
Как будто кроме подлости ни на что они не способны
Вот ты мне ответь, лично ты, приехал откуда ты?
Из какого ты края этой страны огромной?

Стена

Лишь нужен час, настрой и место,
А там, что будет, все равно,
Я по стене ползу отвесной
Куда-то вверх уже давно.

А может вниз? Не суть, не важно,
Мне, чтобы главное ползти
И если, вдруг, сорвусь, не страшно.
Уже не страшно, черт возьми!

Мои движения не четки —
О, Боже, как же я устал!
И вот я вновь лечу с высотки
Куда-то вниз и…
Я упал.

Но я не умер, не разбился,
Я начинаю все опять,
Таким упрямым я родился,
Всего лишь нужно снова встать.