Катакомбы

Спертый воздух
Катакомбы
Все умрут
От мощной бомбы.

Умрут все,
Кто живет выше
Нас с тобой здесь
Не отыщут

Не отыщут —
Не убьют
Но а всем
Придет капут.

Тот, кто крепко спит

Растет грибная карусель
При свете лунного огня,
Сорвалась форточка с петель,
Полет свой вниз боготворя.

Припали холмики к земле
Стесняясь лик свой показать,
Вскочил чиряк на бороде
В который раз уже опять.

Не будет счастья на Земле
Покамест мы на ней живем
Корабль тонет в вышине
И мы на нем с тобой плывем.

Безумно труден первый шаг,
Как будто кровь моя кипит;
Силен волшебник в детских снах, — И блажен тот, кто крепко спит.

Звезда

Щенки слепые от рождения
Шагают строем на шашлык,
Их принимает с нисхождением
Злой и бесчувственный мясник.

Собачий вождь верхом на тракторе,
Слепой, как все, глядит вперед;
Кругами в ядерном реакторе
Блуждает избранный народ.

Тиранов чтут умом пропащие,
Их жажду боли не унять
И их страна не настоящая,
Но им убогим не понять.

Пороки здесь везде главенствуют,
Здесь зло сидит в главе стола;
Все освещает светом мерзкая — Пятиконечная звезда.

Возрадуйтесь

Слова, что данные в награду
В плену у извращенного ума — Блаженных толпы превращают в стадо,
Чтоб те скорей достигли дна.

Заставь ты дурака молиться,
Так он весь лоб себе же расшибет,
Не спорю, каждый может ошибиться,
Коль не по правилам живет.

Благим делам нет дела до наживы,
Но этого убогим не понять…
Возрадуйтесь тому, что пока живы, — Еще мерзавцам рано умирать.

Но без сомненья — каждому воздастся
За все паршивые и лживые дела,
Схитрить и уклониться не удастся
От кары страшного суда.

Глупость

Наша глупость, увы, не исправима,
От нее не скрыться никуда,
Человек — животное, скотина?
В общем — нет, но чаще — да!

Да и звери все таки разумней
Многих человеков — это факт!
Согласиться с этим и не трудно,
Да и сам я, в общем-то, дурак.

В мире нет от глупости лекарства,
А иначе на Земле настал бы рай,
Ни к чему земные мне богатства…
Лучше, Боже, мудрости мне дай!

Стена

Маячит свет печальных башен
И боль немую не унять,
Мой Дьявол мне уже не страшен,
Коль он сумел меня понять.

Разрушен град в каком-то веке,
Осталась только лишь стена
Духовные ползут калеки
К ней, чтоб поправила она.

Но забывают все о долге, — Мерзавка — память коротка,
Хотя, бормочут без умолку
О том, что жизнь им дорога.

И я найти пытаясь тщетно
Свой путь к дарам моих небес,
Еще не получив ответа
О том, что делаю я здесь.

Я мастер глупых повторений, — Моя печаль — моя слуга,
Я как дитя своих стремлений,
Пытаюсь обрести себя.

И может вовсе не случайно
Я оказался снова здесь,
И в этом истинная тайна — Души моей как будто песнь.

Самоотвод

Сквозняк ползет змеей по мне
И голос в голове молчит,
Абсент в сосуде на столе
Как будто дикий зверь рычит.

И ждут суетные дела
Моих реакций на их тон,
Сегодня день не как вчера, — К народу выйду на поклон.

Прости меня, мой зоопарк,
Но я гожусь лишь созерцать,
Все, что я делаю — не так,
А верно как — мне не узнать.

Но в стане лжи и так сойдет…
Куда не плюнь — везде урод,
Здесь добродетель не живет,
Возьму-ка я самоотвод.

Сон

Муравьи сегодня вышли из запоя
И пошли на площадь бастовать,
А на площади текли потоки гноя
И нормальных было не видать.

Сверху сыпались какие-то листовки:
Мол, нагнись ты раком, жри говно…
И серены выли без умолку,
Но оглохшим было все равно.

Муравьи плевались в небо гноем,
Их в ответ мочили мусора,
Полегло не мало там “героев”
Среди гор вонючего говна.

И никто не скажет, за что бились…
Мы вообще не думали о том.
Может быть, нам это все приснилось?
Может быть, все это просто сон?

Укус

Укус змеи бывает нежен,
Лишь сердце жжет огнем в груди,
Как зверь взбешенный на манеже,
Все рвет и мечет взаперти.

Я не пугаюсь отравления,
Ведь к яду мне не привыкать,
Все происходит с позволения
Того, кого нам не понять.

Закат в душе свербит тревогой
И жаль предвидеть не дано,
Блуждающих в потемках много,
Но вот зачем и для чего?

И ночью дождь омоет землю,
Лишив всех памяти людей,
И письмена из книги древней
Им сотворят поводырей.

Ожидание

Осталась надежда на упорство и труд
И, может быть, кто-то спасется,
Мы все оказались по странности тут,
К нам память, увы, не вернется.

Сегодня такой же день как вчера
И все мысли текут рекой мимо,
Откуда-то сверху льется вода,
Но нет искры от огнива.

Пустыня не сможет принять чужаков,
Все роли расписаны кем-то,
Хватает и так своих батраков
И заперто намертво гетто.

Ты выбрать свой путь так и не смог,
Все идут — один ты лишь на месте,
Ты ждешь, когда лично явится Б-г
К тебе, что бы с ним пойти вместе.