Память

Во время сна узрел я берег,
Потом падение и шум
И повернуло вспять вдруг время
Извечных и насущных дум.

Я видел нового начало,
Оно вселяло в меня страх,
Душить, терзать не перестало
Меня неведомое в снах.

Потом метались все в округе,
Ищя убежище в камнях,
Я чувствовал, что что-то будет
Совсем уж скоро, вот, на днях.

Я начал вспоминать былое,
Но вспомнить ничего не смог
И вовсе, будто не со мною,
Беседовал когда-то Бог.

И что важней на белом свете
Понять не многим уж дано,
Всем остальным плевать на это
Они мертвы уже давно.

Сознание хранит пусть память,
Чтоб дух не умер никогда,
А тело можно и оставить,
И коль придется, навсегда.

Нажать и послушать текст в треке

Куда-нибудь ехать

Зомби бредет по дороге,
Птицы щебечут во мгле,
Слепые мечтают о боге,
Мессия не тонет в воде…

Мы едем с тобой на машине,
Деревья омыты дождем,
Отец наш стоит на вершине,
Рожденный ночью и днем.

Скрываясь от подлости камер
Незримыми стали вдруг мы,
С корнями оторванный баннер
Напиться попросит воды.

Дрейфующий будто на льдине
Твой выпуск всегда не формат.
Покинул сей град на дрезине
Размером с пол города мат.

Реакция словно мой ангел,
Его песня — тормозов визг,
Напомнил прохожим о главном
Фонтаном светящихся брызг.

Фонарь мой питаемый смехом
Блуждающих манит во тьме,
Люблю я куда-нибудь ехать
По плоской как блюдце Земле.

На прощание

Обрекающий рассвет на муки,
Светом выжигающий глаза,
Бренный мир он взял себе на руки,
Чтобы город сверху показать.

Под ногами стекла будто звезды,
Скрытый свет их смертным не узреть,
Жизнь исправить, может быть, не поздно,
Чтоб потом спокойно умереть.

Город спрятался внизу под кирпичами,
Те, кто выжил — все еще поют,
Мертвецы живых не замечают,
Суетятся, злятся и гниют.

Мир не помнит данных обещаний,
На детей своих ему плевать.
Что же он им скажет на прощание
Перед тем как смерти их предать?

Карнавал

Блуждающий в потемках за ледяной горой
Забытый всеми призрак мерцающей зори,
Небесный порошок вдыхающий со мной,
Почуял, что мы с ним давно уж не одни.

И бесы вокруг нас играют в чехарду,
Луна глаза иголками выкалывает им,
Сегодня карнавал, я точно не усну,
Танцуя в окружении беззвучных пантомим.

Глазницы

Холодной почвой набитые глазницы
Уставились на дверь открытой в никуда
И вряд ли будут сны когда-нибудь уж сниться
Тем кто по ошибке судьбы попал сюда.

Мороз сковал промежности немытых идиотов,
Их мысли будто жижа зловонная внутри,
В убогом зоопарке хватает патриотов
Они привыкли рвать друг друга на куски.

Безумие законам жизни не подвластно,
Безумие как вирус — все им поражены,
Мы сами виноваты в том, что мы несчастны
И в том, что были мертвыми когда-то рождены.

Город вечного огня

Река течет из белых листьев
Сквозь город вечного огня,
Деревья пишут к небу письма,
Швыряя вверх их от себя.

Сюда пришел кто не на долго
Здесь остаются навсегда,
Земля, вздыхающая томно,
Всех приютит внутри себя.

Судьба — река, случайность — море,
Курящим свет всегда легко
Понять как этот мир устроен,
Но им, по сути, все равно.

Не нужно корчиться здесь в муках,
Чтоб осознать свой бренный путь,
Сегодня — боги, завтра — трупы
И вместо душ густая ртуть.

Что вечно, то не рукотворно,
Все остальное — суета
И пусть на первый взгляд условно
Существование бытья.

Мы здесь не в прахе чтоб копаться,
А чтоб возвыситься над ним
Кому-то может быть удастся
Сегодня вырасти большим.

Нажмите для просмотра содержимого

Забвение

И свиньи в человеческом обличье
Ложатся прямо на бетон,
Их в унижении величие — Молитвы вторят все о том.

И ненависть сжимает скулы,
Бессилие бьет ногой в живот;
Мир — океан, кругом акулы,
А на верху — сидит урод.

И тварный мир лишь жаждет боли,
Ему страдания лишь в сласть,
Полны густой бокалы крови.
Пусть все умрут в борьбе за власть!

Не будет свиньям вечной жизни,
Хоть я совсем им не судья,
Забвение ждет мою отчизну
И с ней забудут и меня.

У каждого своя дорога

У каждого своя дорога,
У каждого своя судьба:
Несчастных судеб очень много
И тело будто бы тюрьма.

И я ползу в пыли со всеми,
Мой путь не ясен и тернист,
Уходит безвозвратно время
И я, отнюдь, не оптимист.

Кто был никем никем и будет, — Червям судьба лишь жрать говно,
И просветление не наступит
Здесь, на Земле, ни для кого.

Мы рождены все были в муках
И так же в муках мы умрем
И наша жизнь — все та же сука…
Мы существуем, не живем.

Никто из нас

Я умираю в ванной уже в девятый раз,
Стремясь умчаться по трубам в бесконечность
И женщина с косой дает последний шанс,
А дальше только шаг в незыблемую вечность.

Ворота в ад скрипят собой являя дрожь,
Но телу уж до чертиков наскучили желанья.
Скажи мне, для чего же нужен этот нож,
Если не прервать душевные терзания?

Зачем же зазывать того, кто сам придет?
Есть тело без души, но духа нет без тела.
В божественных сосудах никто уж не живет
И никому из нас до ближнего нет дела.

Потерянные корабли

Трилистник светел в отражении звезд,
Трехликий окружил себя снегами,
Глубокие моря полны прозрачных слез,
Бриллиантами земля сверкает под ногами.

И голоса валькирий будто ветра песнь,
И чаша счастьем переполнена до края.
Несут гонцы желанную нам весть
И тайный ключ от спрятанного рая.

Душа стремится в наслаждений океан,
Ей не хватает силы мысли пробудиться,
В пески небесные уходит караван,
Чтоб истину испить и не напиться.

Все корабли пытаются найти
Смертельный риф блуждающий в тумане,
Напрасно я пытаюсь их спасти,
Свой горький опыт черпая в стакане.