На Марсе

Я пропил свое время все без остатка,
Гуляя по стенам серых домов.
Пусть в ангарах стоят самолеты и танки,
Дожидаясь неспешно своих дураков.

Всю ночь я играл с президентом в бирюльки,
Он продал свою душу, чтобы выплатить долг,
А вы говорите: “зарплата, кастрюльки…”,
Так легко предсказать каким будет итог…

Бьет в глаза и ссыт в уши кругом истерия,
Каждый знает зачем, почему и за что…
Вновь, как нарыв, ложный мессия
Создал проблему из ничего.

Шпроты в консервах ничего не решают
Решают лишь те, кто их вскоре сожрет.
Мы явились такими и не понимаем,
Что на Марсе давно никто не живет.

Лицо

Лицо сменилось днем и ночью,
На небе полная луна,
Сегодня крепко спал я очень,
Но снов не видел ни черта.

Сегодня ты нальешь мне чаю
Из веток прутьев и вина,
Я, может быть, тогда растаю, — На кой сдалась сейчас зима?

Бежать ли небом, плыть ли морем,
Купаться ли во тьме с зонтом?
Мир, как всегда, убитый горем
Не вспомнит ничего потом.

Я вспоминаю тех кто помер,
Мне их ни чуточку не жаль.
Шалава мне откроет номер,
С ней уплывем мы снова в даль.

Цена твоим пустым уловкам,
Как бессознательной хулы,
Молчит твой демон без умолку
И в отражении не мы.

Твой чай — говно, налей мне водки!
Ты смысла напрочь лишена!
Уйду в подполье с первой стопки
И пусть настанет тишина.

Косые волны

Косые волны повисли в эфире
И кровь ручьями бежит из ушей
Мир утопили утром в сортире
Теперь жить придется среди торгашей.

Я забыл, как молиться Господу-Б-гу
Пойду вспоминать в кабак за углом
Там на пол литра сменяю свободу,
Разницы нет — подыхать кем потом.

Когда-то давно я копил на билеты,
Что бы увидеть другое кино,
Но в превью только церкви, да минареты
И новых сценариев не пишут давно.

Теперь преисполнен я фатализма,
Потому и не вижу смысла бежать,
Сейчас я приму стакан оптимизма,
И будет уже на все наплевать.

О своем

Не все пули попали в десятку,
А одна ушла в “молоко”…
У тебя последняя пятка,
А я бросил, мне все равно.

Я с тобой не пойду через реку
И виной тому вовсе не страх:
Я уже стал другим человеком,
В тех давно не бывал я местах.

Не суди и судимым не будешь:
Каждый мерит мерой своей…
Ты на рынке все также воруешь,
А я стал примерным теперь.

Мы стоим и курим в подъезде,
Каждый думая лишь о своем,
Интересно, что было б если
Не печалились мы ни о чем?

О смерти

Думая о смерти засыпаю,
Растворяясь в тишине ночной,
А когда, во мгле, настигнув стаи
Черных птиц — лечу к себе домой.

Может я вообще не существую
И жизнь моя всего лишь чей-то сон?
Ну тогда ничем я не рискую,
Когда мне придется выйти вон.

А потом наступит снова завтра —
Все останется на своих местах,
Лишь прочтет мне ветер свои мантры
О божественных отвергнутых дарах.

Не жалко

Не жалко подохнуть пасмурным утром,
Под карканье грязных голодных ворон
Все знают в округе, что я ебанутый,
И ждут с нетерпением моих похорон.

Но я им в ответ, — Хер вам, не дождетесь!
Вашей крови протухшей еще я попью,
Вы раньше меня, скорее, загнетесь,
А кто не загнется — того я убью.

Вот так мы живем, зря воздух лишь портя,
Бесцельно шатаясь между домов,
Не выпустят нас никогда подворотни
Из каменных темных угрюмых оков.

Мы ждем, не дождемся, когда стена рухнет
И что потом будет — нам все равно
Мы помним лишь слезы да сопли на кухнях
И больше не помним уже ничего.

Добрый

Притворившись младенцем обезумевший кот
Лохматых блядей созывает с округи,
Мне порою, охота зашить ему рот,
А то сдохнет бедняга вот вот от натуги.

Снова в город вернулась шалава-весна,
Грязный лед превращая в прозрачную воду,
Обнажая повсюду остатки дерьма — Весенний привет людишкам от бога.

Потеплело и крысы выползают из нор,
Запах гнили лишил навсегда их покоя,
Зомби с осени бродят кругом до сих пор,
Извергая потоки зловонного гноя.

Я встану с кровати и выйду в подъезд,
Для того, чтоб нагадить под дверью соседям,
Что-то тоскливо и грустно мне здесь:
В этой жизни моей не бывать переменам…

Бунт

Жить останемся мы в памяти людей,
Ну а сами люди — просто пыль
И в пылинке каждой дремлют зверь,
И слепой с рожденья поводырь.

Жизнь длиною в несколько секунд
Нам не хватит силы дотерпеть
И сегодня мы устроим бунт,
Ведь за что-то надо умереть?!

Микробы

И на стекле живут микробы,
Будто маленькие гномы,
Яд свой копят и хранят,
Убивая всех подряд.

Что бы выжить им лишь нужно
Жить колониями дружно.
Им на все почти плевать,
Лишь бы было б что пожрать.

Я сегодня никуда не поеду

Я сегодня никуда не поеду,
Потому что с утра уже пьян,
Я по морде ударил соседа,
За заблеванный старый диван.

Пусть асфальт окрасится красным
И застрянет на нем много душ,
Не беда, что мы жили напрасно
И оркестр не сыграет нам туш.

Я сегодня с утра лечу нервы:
Пью микстуры, принимаю кальян,
Я сегодня никуда не поеду,
Потому что с утра уже пьян.