Новость

Паря над небом, окунаясь в головную боль,
Я отпускаю свои воспоминания
Окрасилась мечтою на губах морская соль,
Вдыхая в глас мой вечность расставаний.

И риск случайных вынужденных драм
Фантом мой бренный прибивает к полу
И тонет в небе мой аэроплан,
Среди небес, ищя себе дорогу.

Из пепла вышел черный серафим,
Услышав зов кривых зеркал нетленных
Душой он чужд всем радостям земным
И он в живых не оставляет пленных.

Случайность будто маленькая смерть,
В тисках времен сжимающая голос,
Явилась в мир, чтоб вновь в огне сгореть
И тем явить для всех несчастных новость.

Замученное жаждой прекрасное бытие
Выпрашивает дозу острых ощущений,
Забудь про этот мир, все это — не твое,
Его проглотит спящий в астральном мире гений.

В прыжке над бездной ночи боишься ты упасть,
Но только все падения выдуманы мной
Вселенная уносится в чернеющую пасть,
Скрываясь от зевак за вязкой темнотой.

Свобода — это труд!

Свобода требует усилий воли,
По сути, свобода — это труд
Рукой подать от счастья и до боли — Не все, конечно, этого поймут.

В пустой глуши предревняя промежность
Давно уж сводит хордовых с ума
И то ли это грех или же небрежность,
Но воздух здесь отвратным, пожалуй, был всегда.

Одни эксперты скажут, что это наваждение;
Другие, что все дело наверное в крови,
Здесь светлые всегда терпели поражение
В даже вышиб бог с ружья себе мозги.

Мир бьется лбом о стену в решении загадки,
Какой же здесь из генов ответственен за лень
И почему здесь бьются все неистово в припадке,
Когда бросает ночь на местность эту тень.

Мой друг, но ты не сможешь найти всему ответов,
Скорее, мистика на все раскроет нам глаза,
Один из ангелов поведал по секрету,
Что эта местность будто Г-спода слеза.

И коль нам всем здесь посчастливилось родиться,
Отсюда вряд ли ты сможешь, друг, сбежать,
Подобно мухам нам выпало роиться,
Чтоб обрести в дурмане благодать.

От патриотизма стало тошнить

От патриотизма стало тошнить
И рвать в пустоту черной краской,
Невыносимо противно здесь стало жить,
Тоскливо, и даже, опасно.

Выход есть — быть как все и молиться на хлеб,
И стать зеброй в цветах черно-желтых,
Завтра пустят на фарш миллион человек
Ради цели одной благородной.

Чем кровавей набег, тем счастливей палач
И с убийствами можно смириться,
Вместо смеха, конечно, предпочтительней плач,
Только б крови скорей бы напиться.

Хоть кричи не кричи, но всем наплевать — Здесь стабильность важней, хоть ты тресни,
Потому и охота чернилами рвать,
Не вставая со скрипучего кресла.

Совсем не хочется стихов

Совсем не хочется стихов,
Лишь хочется ругаться матом
В среде народа батраков,
Пустой никчемности и ваты.

И хоть лицом я как и все,
Но сердцем чуждый этим людям
И очень жаль, что на Земле
Они живут и даже судят.

Здесь каждый день как чертов гром,
В себе несет лишь мерзость падших
И слышен отзвуками стон,
Так будет, есть, и было раньше.

Стабильно все здесь от и до,
Все тот же хлев, забор и стойло,
Ты здесь с рождения никто,
Ты здесь батрачить чтоб за пойло.

Ты здесь совсем не человек,
Ты здесь им никогда не станешь
И день как будто длится век,
Себя-то точно не обманешь.

Хочу на все махнуть рукой,
Послав к чертям все, что обрыдло
И даже этот шар земной — Планету подлости и быдла.

Массовый психоз

Смеется массовый психоз
Больной реальности в лицо
И мой венок из падших роз
Вновь превращается в вино.

Хохочет судорожно ночь — Здесь во главе всегда вранье,
Желая глупость превозмочь
Я призываю воронье.

И стены жаждут говорить,
В безмолвный лишь срываясь в крик,
Пытаясь навсегда забыть
Немой старухи злобный лик.

Течет река куда-то вниз,
Мне с ней давно не по пути
И самый главный мой каприз — Освободить себя от лжи.

Мерцает свет в пустых гробах
И пепел сыпется с небес,
Нет силы более в словах — Приматы все подались в лес.

Блажен и проклят мой народ,
Его никак не исцелить,
Он как презренный жалкий жмот
Лишь яд желает свой копить.

Слепая бездна

Следуя зову ритмики вен
Мысли уносит на небо,
Кровавый закат уже догорел
И память покинула тело.

Случайность нелепа, но кто виноват?
Во тьме я звезд не заметил,
Внизу под горой раскинулся ад — Он с виду приветлив и светел.

Время идет, время — вода,
Лекарство ему лишь в забвении,
Этот мир был таким, пожалуй, всегда,
И вся правда его в заблуждении.

Мы вернемся однажды в разрушенный храм
И он будет затем восстановлен,
Если не слышишь, читай по губам,
Ведь выбор всегда обусловлен.

Слышен оракулов шумный прибой,
Их словам так хочется верить,
Но все их гримасы смоет водой,
А ветер заглушит их трели.

Сон будто обморок вводит в экстаз,
Условность, как боль пробуждений,
Еще предстоит умереть много раз,
Чтоб смыть с себя грязь наваждений.

ЗЫ

Слепая бездна вместо глаз
Стирает в пыль все города,
Еще один всего лишь раз
Осталось прыгнуть в никуда.

Беспечный сон стремится в смерть,
А смерть рекой впадает в ад,
Прими за счастье уцелеть
И путь найти в небесный сад.

Нажмите для прослушивания трека

Без движения

Я сижу в тишине и смотрю в темноту,
Извергая бессвязные речи,
Не знаю, зачем, но успеть я хочу
На какую-то важную встречу.

Но и как мне успеть, если я все стою
Целый век без движения на месте?
Я будто блаженный, стою и пою
Какую-то странную песню.

Все друзья мои детства ушли в небытие
И я тоже хотел идти следом,
И тело как будто совсем не мое,
Покрыто известкой и мелом.

Самого мне себя никак не понять,
Кто я, трус или все же блаженный?
И сколько еще мне на месте стоять
Вот так, как сейчас, без движения?

Ночь

Кругом сначала была тьма,
А после тьмы настала ночь,
Мир до сих пор в объятиях сна,
Его кто сможет растолочь?

И вот бреду я в полутьме,
Руками шаря по углам,
Как сумасшедший, не в себе
И не судья своим делам.

Мне не возможно угодить,
Во всем мне видится подвох,
Мне только нравится ловить
На бренном теле своем блох.

Ну что ж, никто не идеал,
Лишь идеален один Бог;
Жизнь будто мыльный сериал — Сюжет похож и схож итог

Стукачи

Стукача повесили за яйца,
Вот такой сюрприз для палача…
Ждет прихода родина китайца,
Чтоб достичь заветов Ильича.

Про китайца, может быть, и правда,
Только вот стукач здесь не к селу…
Хотя было бы, пожалуй, славно,
Если б печень вырезать ему.

Доносительство всегда здесь было в моде,
Каждый раб готов вам услужить,
Знают все — говно в говне не тонет,
Здесь не знают как иначе жить.

Если ты с системой не согласен,
Значит ты урод, шпион и враг,
Социально и общественно опасен,
Рептилойд, и, в общем-то, дурак.

И тобой займутся хоть не сразу,
Но, уж мне поверь, наверняка,
Обезвредить, чтоб тебя, заразу,
И размять слегка тебе бока.

Здесь свободой совести не светит,
Будь как все, как все потом умри
А не то, стукач тебя пометит
И получит премию, поди.

Странное место

Хочется сдохнуть и не хочется спать
И зомби лишь бродят одни по дорогам,
Здесь некого ангелам больше спасать
Эта земля забытая Богом.

В небе престранно летит самолет
И весьма необычно едут машины,
Машет культяпкой мне мертвый пилот
И падают сверху небесные глыбы.

Дома здесь имеют форму гробов,
В них иконы горят голубеньким светом,
В городе в этом полно мертвецов
И их станет больше еще этим летом.

Шмыгаю носом, видно простыл,
Нужно достать срочно таблетки,
Доктор здесь где-то рядом бродил,
Мертвых детишек кормя из пипетки.

Я часами люблю стоять и смотреть
На то, как летают по небу вороны,
Порою я тоже хочу умереть,
Чтоб без грусти бродить, как бездушные клоны.

И лучше быть мертвым в этой стране,
Чтоб зря не калечить нежную душу,
Это странное место на бренной земле,
В котором лишь сдохнуть охота и кушать.
Нажмите, чтобы прослушать трек