Бессмысленный полет

В ветвях из электричества, скрываясь в пасти сна
Сидел, не шелохнувшись, последний земной шар,
В руках перебирая забытые слова,
Вдыхая из аналов зловонный перегар.

Угрюмые гримасы, идущих строем, птиц
Сжимают крепко горло, мечтая задушить,
И землю проклинает ковер из свежих гильз
Не в силах за предательство страждущих простить.

Надежда как мокрица ползет между дерьма
И кто ее поймает, тот сразу же умрет.
И будет длиться вечно гражданская война
Как самый длинный в вечность бессмысленный полет.

Привет!

В одной постели с каннибалом
Я крепко сжал в руке топор,
Луна, расправив опахало,
Сверлит усопшего в упор.

Искать не нужно в этом смысла,
Здесь смысла, в вообщем-то, и нет,
И очень тихо, еле слышно,
Во тьме шепну тебе: “Привет!”.

Быстрый Гонзалес

Быстрее быстрого бежал куда-то,
Зачем и для чего не ведая.
Кругом заборы, да солдаты…
Вообще, какого я здесь делаю?

Этот день

Зарывая в землю душу,
Устремляясь на покой,
Спать и бездны шопот слушать,
Чтоб разлить потом водой.

Этот день тревожный очень
Шлет бездомных на убой,
Я воскресну этой ночью
Под угрюмый волчий вой.

На Восток идут составы,
В них дракону везут долг,
Все вокруг безумно рады — До краев заполнен морг.

Если ты в уме не овощь,
Значит, вражеский шпион,
Не придет никто на помощь,
Черти сварят с нас бульон.

С петель сорван черный ящик,
Голос уж совсем осип,
Наш язык, как змей, шипящий,
Да и царь наш странный тип.

Шелестит широкий берег,
По песку ступает смерть,
Замахнулось веслом время
Город в жажде в пыль стереть.

Некрофагия

Сорок ножек ползают по стенам
И мокрицы скачут по ногам,
Черный призрак мечется по венам,
И плюет в лицо немым рабам.

Мы пойдем с тобой гулять на площадь
Перед окнами заблеванных домов,
Нам по совести, а им бы всем по-проще,
И под свист бетонных сапогов.

Некрофагия, как способ выпить время
Из кровавой чаши небытия,
Каждый взял по силам себе бремя,
Только ноша это не моя.

Только ноша эта от лукавых
Подлых тварей, что живут в гробу,
Плоть терзать для них забава,
Потому и чтят они войну.

Шаг вперед и три назад

Шаг вперед и три назад,
Кто кричит, тот и нарушил,
Десять тысяч триста ватт,
Все равно никто не слушал.

Трусом быть, да лучше смерть!
Светлый путь рабам не ведом,
В целом гнили — одна треть — Был кто черным, станет белым.

Миру мир, прими наш крест!
Мы придем к тебе на помощь…
В этом городе невест
Каждый житель — это овощ.

Вздох и выдох, нет преград
Для простуженного сердца,
Среди вышек и оград
Приготовят тебе место.

Песней веет горизонт
Неожиданность, как данность,
Тащит веер в небе зонд,
А за ним ползет туманность.

Неизвестность, как удар,
Слева море, справа яма,
Ясный ум, как божий дар,
Что же ты такой упрямый?!..

Вечность

Быстро и стремительно он камнем плыл вперед,
Мечтая так отсрочить смерти наказание,
Сегодня выпал жребий, настал его черед,
Но не о том когда-то было предсказание.

Оттягивать концы в попытках умереть
Привыкли боги темные и в этом преуспели,
Легко с листа бумаги целый мир стереть,
И выйти на мороз в распахнутые двери.

И плакать ни к чему, ведь слезы это яд,
И общество к погибшим давно не рукоплещет,
Девятый миллиард идет под нож подряд,
И город накрывает неоновая вечность.

Иволга

Иволга грохочет пулеметом,
Нет пути безмозглому назад,
Снова убивают здесь кого-то,
Отправляя души прямо в ад.

Для одних война как единение,
Для других — пустая трескотня,
Снова ночью было мне видение,
Как иду на смерть со всеми я.

От судьбы не скроешься в потемках,
Но виной всему гнилая кровь,
Что в душе играет у ребенка,
То для испытуемого хворь.

Нечестивым не бывает стыдно
За свои свершенные дела,
Коль не больно, значит, не обидно,
Но и это только лишь слова.

Облаками дышит скоротечность,
Оставляя пыль в слепых глазах,
Только в бездне истинная вечность,
Но преградой к ней — животный страх.

До небес никак не достучаться,
Когда мыслишь вовсе не о том,
Кое с чем придется вновь расстаться.
С чем же именно? Конечно же с хвостом!

Железо превращается в камень

Железо превращается в камень,
А камень превращается в пыль,
Свинец осталось доплавить
И выплавить следом костыль.

Возрос из времени череп,
Как будто для спящих навес,
В тумане изчез давно берег
И вырублен полностью лес.

Ребенок рожденный без мозга — Приличный вполне гражданин,
Относится к жизни серьезно,
Пусть даже, немного, кретин.

В граде немых инвалидов
Опасно для жизни стонать,
По улицам ползают гниды,
Их принято тут уважать.

Пули рождают героев,
Бомбы встречают рассвет,
Забытые звуки прибоя,
Мертвы уже триста лет.

Горбатых никак не исправить,
Их мысли как беглая тьма,
Посылку забыли доставить
Раз так, живите пока!

Новый вирус

Во сне узрел я новый вирус
И небо пряталось в гробу,
Как жаль, что это только снилось,
И было все не на яву!

И смерть постигла всех животных,
Всех птиц, растений и людей,
И ад воспел внутриутробно,
Открыв свою наружу дверь.

Я видел как резвились бесы,
Я видел черта во плоти,
Мы с ним сидели под навесом,
Бросая в бездну конфетти.

В одно мгновение я проснулся,
Протер глаза, наморщил лоб,
Мир как кондом уже надулся,
Глядишь, рванет, тащите гроб.