Как пес

Оставшись позади в тревожном детстве,
дерьмом измазав белый зад,
тьма напустила в души бедствий,
глупцам, устроив маскарад.

Зачем опять ты вдрызг напился?
ведь ты же пьяный идиот!
и тьмой рассвет вновь озарился,
подняв в умах водоворот.

и с каждым днем ты все беднее,
хотя, и так ты нищ душой,
и от того не став смелее,
как пес, бежишь по мостовой.

Поход в магазин

Всегда, указывая место,
Перстом своим смердящим псам
И устремив свой взгляд на чресло
И растекаясь по устам
Кричу немыслимые слоги,
Теряя голос навсегда,
Ловя ебалом чьи-то ноги,
Золою пачкая глаза.
И это я взошел раскатом,
И это я воскрес потом,
Моргнув рассветом и закатом
Я шел куда-то под зонтом.
Все это просто не реально
Вокруг меня одни лишь псы
Я окружен говном астральным
Неописуемой красы.

Все не так

Не там ходил, не туда смотрел,
Не тех слушал, не так все делал,
Был будто летчик, улететь хотел,
Жадно вдыхая серое небо.

А был ли выбор? Наверное, был.
А выбрал ли? Да известное дело!
Только ангелов след на небе простыл,
Да вино заполнило черные вены.

Каждый год был виновен и клянчил весну,
Но однажды упал и сломал себе шею.
Шишек пахучих ему я снесу
И в прозрачном сосуде зеленого змея.

Прости

Уж черви выели мозги…
Понять дебилов не дано и Б-гу.
Я тоже идиот, прости,
Хоть и таких, как я, немного.

Не там я, где мне должно быть,
Двум господам служить не гоже,
Царей секретов не раскрыть,
Когда им бьют ногой по роже.

Вторник

Нет настроения бежать вертикально
И камни скатились с жемчужных небес,
Страна пробудилась в астрале анальном,
Утратив к самой себе интерес.

И я собираюсь на нежданную встречу,
Мне вранья слишком мало, мне нужно еще,
На важный звонок, как всегда, не отвечу,
Ангелу бездны подставив плечо.

Птицы утихли, кто-то дернул рубильник
И на землю упала плашмя темнота,
Замер навечно тайный могильник
Без памяти, света, надежды и сна.

Не каждому

Свою тюрьму себе воздвиг я самолично
От скудости ума, наверное, так,
Пытаясь на показ для всех предстать приличным,
Веду себя как конченный чудак.

Стучится в дверь мою глухой разбойник,
Я ждал его и взвел давно курок.
Здесь, на Земле, божественный отстойник
И ангел каждого ногой пинает в бок.

Молитвой дух насытиться не в силах
И сладость в горечи не каждому познать,
И твари жить останутся в квартирах,
Да и не всем пал жребий умирать.

Бомжи привыкли копаться на помойках,
Среди помоев не мало новостей,
И девять сотен стоит место койка
Для очень важных из Мордора гостей.

Спазм

Спазм, как ночь, летит в объятия,
Лень слепа и дышит в след,
Смерть, укутанная в платье,
Гладит мертвых сотню лет.

Этот свет теряет память
Каждый раз когда бежит,
Мертвецы стоят у края
И земля вокруг дрожит.

И наградой будет лодка
Та, что в мир иной плывет,
День ступает по ней робко,
Ночь предвидя наперед.

Бамбук

Бамбук растет, не зная, где найдет, где потеряет,
И облик сновидений, как всегда теряет нить,
Лишь подреберья щель огнем больным пылает, — Тепла его свечей в себе не сохранить.

Я, будто белый лист, стою на остановке,
Печатая в эфире послания во тьму,
И, выучить пытаясь все хитрые уловки
Сомнительных воззрений к своему нутру.

И веки, будто шторы, стучатся под коленом,
И ребра частоколом тянутся наверх,
Взмахну хвостом на бесов, стоящих рядом в белом,
И обращу мерзавцев гневом своим в бег.

Забудется не скоро веселая прогулка,
Но память, как плутовка, свой подставит зад,
И вот летит пропеллер по темным закоулкам,
И что-то там себе бормочет невпопад.

Жизнь

Вся жизнь, как борьба за место на кладбище,
Все бегут в мясорубку, обезумев совсем,
И нас держит всех глупость в каменных лапищах,
И я не помню как тоже попал в ее плен.

Случайно

Куда не постучись, везде грустит печаль,
Везде сидит старик и чистит медный чайник,
И призвуками слов умчались мысли в даль,
А ты остался здесь и будто бы случайно.