Пусть сдохнут

Пойду сварю себе я кофе
И по делам своим пойду,
Пусть все мерзавцы в мире сдохнут,
Не знаю даже, почему.

И пусть любой, кто не согласен
Со мной сойдет скорей с пути,
Я тот, кто звезды в небе гасит
Я пуп сей проклятой Земли.

Зачем пишу стихи я эти?
Мне круче, чем я есть не быть,
Я лишь хочу, чтобы на свете
Могли хорошие лишь жить.

И пусть я буду примитивен,
Зато я честен пред собой,
Со света пусть мерзавцы сгинут,
Чтоб на Земле настал покой.

Пусть поплачут

Молодые любят заигрывать со смертью,
Как слепцы, блуждая на краю,
Только вы им на слова не верьте — Порют они полную херню.

Да и опыту откуда взяться?
Вся ведь правда только на словах.
Лучше взять над всем и посмеяться,
Пусть поплачут там, на облаках.

Собачий вальс

Собачий вальс стучит в весок
Стальным тяжелым молотком,
Мой мозг усох и сбился слог,
И я остался за бортом.

Кидаю бисер я в говно,
Его здесь точно не найдут,
Ничто никем не решено,
Дороги все переплетут.

Красивых мне не нужно слов,
Слова все — БОГ и только он,
А человек — творец оков,
Забраться жаждущий на трон.

Сотрутся в памяти следы
Бездарных глупых странных дней,
Я пленник бедственной среды
Ползу средь нор, как будто змей.

Безразличие

На себя одену толстую броню
И идите с богом все, — я в танке…
Пусть все порют полную херню,
Пусть все порют — мне не жалко.

Безразличие способно убивать,
Только вот не тех кого мне надо,
А раз так, пойду тогда я спать,
Чтоб не слышать и не видеть гадов.

Из ниоткуда

В красный панцирь превратилась кожа
И теперь отрадой стала боль,
В зеркале краснеющая рожа
Говорить пытается со мной.

А еще проказница простуда
Неожиданно нагрянула гостить,
Мой пиздец пришел из ниоткуда,
Чтоб меня несчастно отлупить.

Алкоголизм

Я пил весь день и сплю в кустах,
И кошки трутся об колено,
Я брошу пить вот-вот на днях,
Чтобы втыкаться внутривенно.

Слова чужие мне учить
Уже давно не стало смысла,
Алкоголизм не излечить,
Как и сей мир от бренных мыслей.

Альманах

Лица шлюх до боли знакомых
Замелькали в темных углах,
А на сцене корчась от боли
Распластался смешно альманах.

Мы сидим в дорогом ресторане
И едим чуть поджаренных мух,
Наш герой приплыл на банане,
Кинув змеям спасательный круг.

Вдалеке виднеются звезды
И окрашена кровью луна,
Отражаясь на лицах серьезных,
Своим глазом моргнула она.

Мы потратили все свои деньги,
Ведь нам деньги давно ни к чему,
Мы пойдем по морю шеренгой,
Не сказав ничего никому.

Густо

Нет шумов в голове,
Все тоскливо и пусто,
Ты идешь по воде
Там где жирно и густо.

И охотник в кустах
Ждет давно очень,
Ты уедешь на днях
Продавать свою почку.

Запылала сирень
Зловонием ада
И святая мигрень
Тебе как награда.

И горит пустота
Чернеющей далью,
Наполняя меха
Остывающей сталью.

Каждый день

Слетает с крыш ко мне печаль
И каждый день мне как последний,
На кухне стынет сладкий чай
И кто-то ждет меня в передней.

Готов я все свое отдать
За то, что сердцу мне дороже
И не рожден я пусть летать,
И смертен я. Ну, так и что же?

Мне кровь горька, я бросил пить
И может быть надену шляпу,
Душа подскажет — как мне быть,
Чтоб миновать смертельной плахи.

И каждый сам свой торит путь,
Что бы в конце собраться вместе
Пожалуй в этом вся и суть,
Коль слов не выкинуть из песни.

Романтик

Пестрит гробами пропаганда,
Наградой будет тебе смерть,
А за окном горит Уганда
И долго ей еще гореть.

Всего превыше идеалы
И не беда, что не твои,
Впишись в истории аналы — Пойди, за барина умри.

И наградят тебя посмертно,
И в честь тебя дадут салют,
Романтик, ты мечтал об этом — Враги ведь пленных не берут.

Теперь уже совсем не важно
Из-за чего все началось,
Сражайся стойко и отважно
И все сомнения отбрось.