Лицом к лицу

Листва деревьев шепчет печальные слова
Проглатывая их в реке скучают звезды
О чем шумит вокруг народная молва?
О том, что для глухих так важно и серьезно.

Мурлычут стены старых пригнувшихся домов
И шорохов не слышно мертвых сновидений,
В подъезде полно ржавых и запертых замков,
В подвале всегда слышны стоны приведений.

Не стоит уповать на ангельскую пыль,
Не стоит ждать свершений данных обещаний,
И по живому резать так больно всегда гниль,
Особенно, когда бежал ты от страданий.

Награды и регалии — лишь дым для блеклых глаз
И так легко на это безумству соблазниться,
И ты клянешься снова не падать каждый раз,
Когда к тебе приходят ангелы проститься.

Так как же избежать обмана навсегда,
Когда его на крыльях приносит своих ветер?
Пусть льется непрестанно сверху вниз вода
И пусть ее обрящут в ладонях своих дети.

И мертвым всегда страшно встать лицом к лицу
К тому, что их ночами страстно возбуждает,
И лишь глупцам важнее идти на поводу
Того, что их никчемные души ублажает.

Стон

Стон стремящийся наружу
Вновь споткнулся о бытие,
Ночь прошла и стало хуже
Самочувствие твое.

Мы проснулись в спозаранку,
Чтоб успеть испить воды,
На душе вновь стало гадко
Оттого, что мы рабы.

Мы повенчанные страхом:
С ним родились, с ним помрем,
Наши головы на плахе,
То, что сеем, то и жнем.

Не сыскать нам снисхождения
Злых хозяев, хоть убей,
Жизнь как будто наваждение
Из страданий и потерь.

Где найти нам виноватых?
Кто нам враг и кто нам друг?
Мы грешны и вот расплата — Мы вошли в порочный круг.

Мир как будто отражение
Наших дум и наших грез
И не будет нам прощения,
Мы утонем в море слез.

Тысячи голодных ртов

Тысячи голодных ртов
Камнями упали ниц
Падшие не помнят слов
Падшие не видят лиц.

Те, кто бредут во тьме
Ослепли уже давно
Ночь царит на Земле
Иэ живых нет никого.

Мертворожденные псы
Воют в ночи на луну
В иную реальность мосты
Давно превратились в труху.

Холод идет изнутри
Дороги нет больше назад
И дальше вперед нет пути
И двери закрыл свои ад.

Долги

Долги всегда грозили пальцем,
Слегка изогнутым назад,
Залезть куда-нибудь китайцу
Не в рот, не в глаз, а прямо в зад.

Долги диктуют рынку сговор,
А рынок подмахнуть и рад
Вперед, назад, опять и снова
Не в рот, не в глаз, а только в зад.

Долги и жадность ходят парой,
Поют в один и тот же лад,
Дымит кадило, пахнет ладан,
Когда свиней имеют в зад.

Ты здесь родился у забора,
А за забором дивный сад,
Но у тебя своя дорога
Где отымеют тебя в зад.

Ты всем с рождения был должен,
Долгам здесь молятся, их чтят,
Дышать пока еще здесь можно
Хотя давно уже не факт.

Долги и Родина едины,
Весь мир нам враг, труби в набат!
И мы с тобой непобедимы,
Лишь будь готов подставить зад.

Кирпичи

Кирпичи стелятся дорогой
Под морковным соком площадей,
Целый год сидит в своей берлоге
Странный бомж пугающий детей…

Осы роют норы под ногами,
Что ведут к иным совсем мирам
И бродячий пес настырно лает,
Рассказать пытаясь что-то нам.

Вне системы жизнь разнообразна:
Лом, бутылки, пластик и дерьмо
И холера даже не заразна,
И не важно боле ничего.

Все болезни зашагали строем
По маршруту туалет-стакан,
Кто-то чист, любезен и спокоен,
А кому-то уже рвет пукан.

Замерли в ребре твоем контакты,
Будто умоляя удалить,
Нет фантазиям, одни лишь факты
Но и с этим тоже можно жить.

Облака зависли над постелью,
Это значит — жив еще баран,
Нужно дать скорее ему зелья
И исправить каменный изъян.

Воздух

Бледный воздух течет из под ножен
И ему от тоски не уйти,
Мир на этой планете возможен,
Но ключа от замка не найти

Закрываю свой торс будто рампу
И руками впотьмах не найду
Выключатель, включить чтоб обратно
Белый свет не горевший в аду.

Я чураюсь друзей мануальных,
Видно осень уж пала в луне
И пришельцев повсюду астральных
Не хочу лицезреть на себе.

Я не чувствую беглого ритма,
Время — прорва, ненасытная тварь,
Жизнь цветов подозрительно скрытна,
Но виной тому будет мораль.

Мой корабль плывет в океане,
Подчиняясь законам бытия,
Океан уместился в стакане,
Омывая собою края.

Надоело терпеть безнадежных,
Плыть не значит во тьме утонуть,
Я вдыхаю свой дым осторожно,
Отправляясь в последний свой путь.

Ярость

Ярость снова раз за разом
Душит на корню мечты,
Ярость — наподобие экстаза,
Как виток нетленной красоты.

Я при ней похож на идиота,
Хотя оным прихожусь и так,
Ярость — моя главная забота,
По иному, видит Б-г, никак.

Ярость будто капелька молитвы
Той, что до Вс-вышнего дошла,
Ярость — будто часть древнейшей битвы
Той, что убивала, жгла.

Ярость будто смысл бренной жизни — Своим пламенем сжигала города,
Ярость спрашивала трижды:
— Женишься на мне?
— Конечно, да!

Ярость, как полет моей свободы,
Но я знаю, нет пути назад,
Ярость — мои беды и невзгоды,
Ярость — это рай и ад.

Ярость одаряет чудесами,
Ярость плод экстаза и греха,
Чувствую с закрытыми глазами,
Как схватила она лапами меня.

Почувствуй, как рычит

Свобода выбора двуногим ни к чему,
Деревья ведь растут даже камнях,
Баркас дырявый в хлам и он пойдет ко дну,
И, может быть, вчера, а, может быть, на днях.

Для чистых духом ты роешь котлован
И даже не сказать мне, как же он глубок,
Ты хочешь предложить свой новый миру план,
И взор твой устремлен куда-то на Восток.

Но близок уж конец падения во тьму — Вселенная стремится свой выпрямить хребет,
Пора нам всем начать готовится ко сну — До нового затмения осталось пару лет.

Ты разбиваешь лоб о каменный забор
И в глубине души мечтаешь о войне,
Смотри, на свет вылазят чудовища из нор,
Почувствуй, как рычит чудовище в тебе.

Когда я вижу сны о Северной Корее

Когда я вижу сны о Северной Корее
Вокруг природа приглушает звук,
Становятся глухими менестрели
И дятел прекращает стук.

Когда я вижу сны о Северной Корее,
То понимаю, как им “повезло”…
Они врагам поддаться не посмели,
Они здесь — свет, а остальные — зло.

Когда я вижу сны о Северной Корее
Я представляю путь корейского чучхе,
И каждый гражданин там с колыбели
Построить рай мечтает на Земле.

Когда я вижу сны о Северной Корее
То твердо знаю, у России тот же путь,
Нам никогда не отказаться от затеи
На спинах плавить граждан своих ртуть.

Когда я вижу сны о Северной Корее
То я мечтаю, чтоб так было и у нас,
Нам нужно стать всего лишь капельку смелее
Ведь злобный Запад православным не указ.

Когда я вижу сны о Северной Корее
Я не желаю вовсе боле ночью спать,
И русский царь, как Ким, ему я верю!
Чему здесь быть, того не миновать!

Образы

Бездушные образы вышли из тени,
Одетые в маски из серебра,
Они никого убивать не хотели,
Они всем хотели только добра.

Куда не посмотришь, повсюду подстава,
Повсюду следят за тобою глаза,
И пусть ты никто, но пасти тебя надо — Ты мясом для хищника будешь всегда.

Ты смотришь на буквы, они сложены в слово,
Но нужно быть смелым, чтоб его прочитать.
Видишь ли надпись, на бетонном заборе? — Шаг влево, шаг вправо и будут стрелять.

Сегодня стучались в соседские двери,
Ты их не услышишь уже никогда,
В газетах напишут, что они улетели
Куда-то на Юг — отдыхать, навсегда.

Дети стреляют в ворон из рогаток,
А вороны детей обращают в ислам,
Мы дикое племя воровства и откатов,
Сами себя загоняем в капкан.

Кто-то присвоил себе наши души,
Это тот, кто сожрал нашу совесть и мозг,
Мы тоже не против мертвичинки покушать
И плевать нам на то, что сейчас идет пост.